Адресная помощь — проблемы цифровой настройки Адресная помощь — проблемы цифровой настройки

Адресная помощь — проблемы цифровой настройки

Что можно сделать, чтобы адресная поддержка была более эффективной, но при этом не превратилась в инструмент надзора и не подрывала доверие граждан?

В феврале 2021 года десятки малообеспеченных и многодетных жителей Татарстана не получили субсидий на оплату жилищно-коммунальных услуг и проезда в общественном транспорте. Причина — долги по налогам. В том числе и в размере 11 копеек, а у кого-то и 0,38 копеек. Как оказалось, региональные законодатели, отказав должникам в поддержке, не предусмотрели никакого нижнего порога долга — и системы автоматически заблокировали выплаты тем, у кого были даже копеечные долги. Очень некстати еще выяснилось, что оплатить долги через личный кабинет на портале госуслуг Республики Татарстан тоже в тот момент не было возможности.

Стремительная цифровизация никогда не обходится без сюрпризов, но, возможно, наиболее болезненно для граждан она проявляется в социальной сфере. Главный тренд последних лет в «социалке» — адресность соцподдержки, то есть максимальная нацеленность на уникальные обстоятельства конкретного гражданина. И здесь ключевой вопрос — как определить, кто действительно нуждается в помощи? В течение нескольких последних лет в государстве предлагались разные варианты ответа на этот вопрос — а с ними менялся и характер проблем, с которыми сталкивались люди, ожидающие соцподдержки.

Кому помогать?

Раньше основным критерием нуждаемости считался доход гражданина: получить помощь могли люди с доходом ниже прожиточного минимума. В 2015 году Минтруд выпустил методические рекомендации по оценке нуждаемости, которые предлагали учитывать также совокупный доход домохозяйств и наличие ценного имущества. С января 2017 года в Москве при обращении за социальной помощью начали оценивать имущественное положение семьи, в частности размер жилплощади.

В марте 2021 года правительство России поручило Федеральной налоговой службе, Минтруду, Пенсионному фонду и Росстату реализовать пилотный проект по сопоставлению уровня доходов домохозяйств и семей на основе данных государственных информационных ресурсов.  Предполагается, что главный исполнитель проекта, ФНС, создаст механизмы формирования реестров семей и домохозяйств и передаст сведения о налогооблагаемых доходах домохозяйств в Пенсионный фонд, где имеются сведения о социальных выплатах. Оценка совокупного дохода и сопоставление с официальными данными статистического учета будут осуществляться в Единой государственной информационной системе социального обеспечения (ЕГИССО).

В ФНС подчеркивают, что целью проекта является совершенствование принципов адресности социальной помощи, а не «фискальная функция». Участники пилотного проекта должны до конца 2021 года предоставить в правительство предложения по внесению изменений в законодательство и построению системы проактивной адресной социальной помощи семьям.

В Великобритании используются два показателя бедности: абсолютная и относительная бедность. Относительно бедными считаются живущие в тех домохозяйствах, доходы которых ниже 60% медианы доходов домохозяйств в текущем году. Этот показатель, как правило, обозначает разницу между домохозяйствами с низким и средним доходом. Абсолютная бедность — проживание в домохозяйстве, доход которого ниже 60% медианы доходов домохозяйств десятилетие назад (с поправкой на инфляцию). Фиксированная медиана помогает проследить, как условия жизни домохозяйств с низким доходом изменяются с течением времени.

Цена ошибки «нулевого дохода» 

Тем временем на практике внедрение адресных видов соцпомощи пока сопровождается драматическими проблемами.

В 2021 году Минтруд изменил правила выплат пособий на детей с трех до семи лет. Программа стала более адресной, для многих родителей выплаты увеличились. Но получить поддержку удастся не всем: оценивается совокупный доход и наличие имущества. В частности, введено правило «нулевого дохода». Семьи, где хотя бы один из взрослых не имеет официального дохода в расчетный период, выплат не получат.

Таким образом Минтруд борется с теневыми заработками, подталкивает семьи к финансовой самостоятельности и пытается пресечь желание трудоспособных граждан жить на детские пособия. Пособие получат те, кто не работает по уважительной причине, например в связи с уходом за ребенком, в том числе и ребенком-инвалидом, уважительными причинами также считаются служба в армии и отбывание наказания; безработным нужно подтвердить статус.

В России более 300 мер поддержки для разных категорий граждан, более 40 видов — на федеральном уровне и более 300 — на региональном и муниципальном уровнях. Оформление документов и начисление льгот в каждом из регионов имеет свои особенности, а ведомства, занимающиеся предоставлением льгот и начислением выплат, не всегда координируют свои действия. Цифровизация системы соцзащиты позволит решить некоторые проблемы и одновременно ставит целый ряд новых вопросов.

Против введения правил «нулевого дохода» на платформе Change.org собрано уже более 40 тысяч подписей. По мнению авторов петиции, есть семьи, которые неоправданно лишились прав на «детские» выплаты: многие россияне вынуждены работать неофициально, состоят на бирже труда более шести месяцев или являются незарегистрированными безработными. «Таких людей миллионы. Продавцы, водители, строители, нянечки не имеют официальных контрактов. В селах официальной работы просто нет. Этих работников легко уволить, заставить трудиться сверхурочно, легко обмануть по зарплате, а теперь еще и государство наказывает их за то, что у них нет прав», — говорится в петиции.

«В связи с пандемией COVID-19 многие семьи оказались в сложной ситуации, некоторые люди потеряли работу или размер их заработной платы был существенно сокращен, — тема соцподдержки особенно актуальна.

Адресная помощь — инструмент, требующий тонкой настройки. Доход не всегда является показателем. Например, в семьях, где есть тяжело больные или люди с ограниченными возможностями, дети с инвалидностью, расходы зачастую поглощают значительную часть дохода, это сказывается на уровне жизни граждан даже при достаточно высоком доходе. Нужно понимать, кто в домохозяйстве является иждивенцем или имеет инвалидность, информация о них должна попадать в систему назначения адресной поддержки.

Пилотный проект определения уровня совокупного дохода российских домохозяйств — это серьезный шаг по пути адресной помощи, но это пока не комплексная программа. Список ведомств, участвующих в проекте, нуждается в дополнении. Стоит включить в него систему здравоохранения, социальные службы, финансовые институты и Росреестр. В создание подобного социального реестра населения обязательно должны быть вовлечены социальные государственные институты. Без участия этих институций программа не будет законченной.

Чтобы помощь была проактивно и адресно предоставлена нуждающимся категориям граждан, необходима максимальная прозрачность алгоритмов оценки и максимальная открытость как со стороны ведомств, так и со стороны граждан, — это нормальная практика, повышающая адресность. 

Практически обо всех категориях нуждающихся и малообеспеченных граждан, людях с ограниченными возможностями, многодетных или, скажем, матерях-одиночках государство знает, фокус должен быть на комплексной оценке домохозяйств и определении более широкого количества групп и категорий нуждающихся, с пониманием, сколько их, какие у них нужды. Тогда будет понятно, достаточна ли сумма, которую предполагается выделить на помощь, и насколько эффективны меры поддержки. Здесь очень важна согласованность и открытость работы различных институций. Именно для того, чтобы сделать помощь адресной, нужны вовлечение и слаженная работа ведомств. Их задача — оказание проактивной адресной поддержки социально уязвимым категориям граждан. Речь о живых людях, с которыми нужно работать».

Олег Виниченко