Цифровой надзор в школе: от теории к практике Цифровой надзор в школе: от теории к практике

Цифровой надзор в школе: от теории к практике

Педагоги читают сообщения детей в соцсетях и устанавливают в школах видеокамеры. Рассказываем о применении подобных технологий в образовании и обсуждаем, насколько этически обосновано их использование, с директором Центра подготовки руководителей и команд цифровой трансформации Ксенией Ткачевой


В конце ноября 2021 года пользователь Twitter, предположительно учительница, сообщила о том, что в Курганской области учителей обязывают мониторить соцсети их учеников. К записи прилагались скриншоты с письмом областного Департамента образования и методические рекомендации по мониторингу аккаунтов школьников в социальных сетях. Автор поста в Twitter рассказывает, что это письмо было направлено еще в 2018 году, но фактически такая работа в школе не проводилась. Новый всплеск активности со стороны Департамента образования владелица аккаунта связывает с инцидентом с одной из учениц их школы.

Сотрудник Курганского Департамента образования назвал указанные меры «частью воспитательной работы» и заявил, что такой мониторинг — обязанность классного руководителя, добровольно соглашающегося на это и получающего доплату в шесть тысяч рублей.

Это не единичный случай. В июне 2021 года в Курской области учителей «заставили мониторить соцсети», чтобы выявить потенциально опасных школьников. Обязанности мониторинга были возложены на классных руководителей, психологов и социальных педагогов, имеющих навыки работы в интернете. Они должны раз в три месяца формировать отчет. Существует список критериев, по которым учителя оценивают школьников. Если у кого-то из подростков набирается много баллов, педагоги переходят к ежемесячному мониторингу, а при обнаружении склонности к суициду, зависимости или другой подозрительной информации им необходимо информировать администрацию школы. Подобная практика появилась после того, как в казанской гимназии № 175 произошло массовое убийство.

Один и тот же документ «Порядок мониторинга социальных сетей по выявлению фактов распространения информации, склоняющей обучающихся к асоциальному поведению» выложен в открытом доступе на сайтах школ в Тюмени, Саратовской области (документ подписан педагогическим советом, а также советом родителей и обучающихся), Пензенской области.

Похожие документы размещены также на сайтах нескольких российских колледжей в Краснодарском крае и Сергиевом Посаде.
Информацию о том, что к обязанностям классного руководителя добавилась слежка за учениками, «Такие дела» публиковали еще в 2017 году, но тогда этот прецедент объяснили личной инициативой директора школы.

В 2021 году Петербургский комитет образования разослал в школы инструкцию по выявлению экстремизма, в которой говорится о том, что педагоги должны информировать правоохранительные органы в случаях, когда при мониторинге соцсетей встретят опасный контент.

По информации издания «Афиша Daily», российские учителя практикуют слежку в соцсетях уже несколько лет.

По словам анонимных учителей, аватарки с героем аниме достаточно, чтобы поставить ребенка на учет к психологу. Для мониторинга, в частности, используется бот Герда, разработанный группой энтузиастов. С помощью этой программы можно найти, состоит ли ребенок в опасных группах, и проверить его контакты.

7 декабря 2021 года ТАСС сообщил, что в Москве задержали 18-летнего юношу, который планировал устроить стрельбу в школе и писал об этом в соцсетях.  Сообщения о задержании подростков, планировавших преступления, появляются в СМИ все чаще.

Мониторинг соцсетей не единственный вид наблюдения за школьниками. В июне 2021 года «Ведомости» сообщили, что в одной из школ Подмосковья будет развернута система предиктивной безопасности. Она будет контролировать учеников, в частности сможет отслеживать опасное поведение, например отмечать бегающих по коридорам, а также сообщать психологу, если кто-то из детей долго находится в плохом настроении. Возможно, в перспективе такой системой будут оснащены все школы Московской области.

Не исключено, что для анализа поведения и настроения школьников вскоре будут применяться технологии на основе ИИ. Так, в сентябре 2021 года «Ведомости» сообщили, что «учащихся со склонностями к социально опасному и деструктивному поведению начнут выявлять». На создание технического решения для таких целей выделено более 1,7 млрд рублей в рамках федерального проекта «Социальная активность». Источником информации для издания стала пояснительная записка к проекту федерального бюджета на 2022 год и на 2023–2024 годы.




Технические решения для разнообразного «наблюдения» и «выявления» стремительно разрабатываются в России. Например, в Саратове создан «программно-аппаратный комплекс для оценки эмоций обучаемого». Идея заключается в следующем:данные с видеокамер в компьютерах учеников будут обрабатываться и оцениваться, а результаты этой оценки станут основой для «действий автономного антропоморфного робота, выступающего в качестве помощника педагога». Звучит как цитата из фантастического романа, но, вероятно, такое будущее гораздо ближе, чем кажется.

Данные из открытых источников, приведенные выше, позволяют предположить, что мониторинг соцсетей применяется во многих регионах России, при этом подобные практики выглядят как точечные, их применение не инициировано напрямую вышестоящими организациями. Непонятно, каким образом организовано межведомственное взаимодействие в случаях, когда контент, созданный ребенком, или поведение школьника педагоги сочтут опасными. Когда и в каких случаях педагогическая проблема превращается в общественно опасное деяние, подлежащее наказанию, и кто и как при этом защищает права ребенка? Остается открытым и главный вопрос: как оценить, насколько эффективны подобные практики надзора?

Соцсети дали учителю возможность наблюдать за ребенком и узнавать о том, что он делает вне школы. Нужно ли ей пользоваться? Я думаю, что нет, потому что у учителя должно хватать компетенции видеть проблемы, выявлять риски. Взаимодействуя с ребенком в школе, учитель может составить о нем представление. Доверительные отношения между педагогом и учеником, родителем и ребенком гораздо полезнее, чем контроль за социальными сетями. А дети, почувствовав, что за ними следят, просто начнут скрываться.
Мне кажется, что делать выводы о человеке заочно, по его постам в социальных сетях — неправомерно. Даже для взрослых людей, когда соцсети мониторят специалисты кадровых служб, такой подход неоднозначен, но это делается с конкретной целью — узнать, делится ли человек контентом, связанным с работой. При этом взрослые люди более осознанно подходят к ведению социальных сетей. Кто-то делает их закрытыми, кто-то показывает только профессиональный контент. Но от детей и подростков мы этого ожидать не можем. Кроме того, у детей и подростков не развита критичность. Они могут опубликовать картинку с условным Гитлером просто потому, что им понравилась картинка или подпись показалась смешной. Ребенку зачастую не хватает знаний о том, что приемлемо и неприемлемо в современном обществе. Приписывать ему какие-то мотивы и сознательные действия — большой риск, мы вступаем на тонкий лед. Проводить параллель между ребенком и взрослым пользователем соцсетей — некорректно.
Идеи внедрения систем психоэмоционального наблюдения тоже неоднозначны и вызывают очень много вопросов: насколько будут достоверны собранные данные и какие выводы на их основе будут делаться, кто будет иметь доступ к системе, насколько она будет защищена? Если предполагается, что в подобных системах будут храниться персональные данные, то будут ли они персонализированы, сколько времени, где и зачем они будут храниться? Кто и как будет проверять те решения и рекомендации, которые система будет выдавать по конкретным школьникам? Будет ли работа системы валидироваться какими-то экспертами? А самое главное — разъяснят ли учителям, родителям и ученикам необходимость такой системы, ее принципы и смысл ее работы? Будет ли у родителей после получения подробной информации выбор, возможность повлиять на то, устанавливать или не устанавливать ее в школе?


Ксения Ткачева



Кто и как наблюдает за американскими школьниками 


В школах США системы слежения уже давно получили массовое распространение. С тех пор как компьютеры стали частью школьных процессов, учителя думают о том, как сделать так, чтобы дети не отвлекались на посторонние сайты. Сегодня этот вопрос решают с помощью техники, мониторинг тоже цифровизован, а учителя буквально видят учеников насквозь. Закупка специализированных программ обходится школам в десятки тысяч долларов, с их помощью можно изучать поведение ученика в интернете. 

GoGuardian — одна из технологических компаний, выпускающих популярные цифровые платформы для школ. Такие продукты показывают педагогам, чем заняты ученики в своих гаджетах, и могут предупреждать о просмотре нежелательного контента. Компания GoGuardian создана в 2014 году; во время пандемии COVID-19 число школ, использующих ее продукты, значительно увеличилось, в том числе из-за введения дистанционного обучения. 


Райли Фейл, учитель математики из Пекина (США), рассказывает, что она входит в GoGuardian со своего ноутбука. Если кто-то отвлекается от работы, она открывает вкладку на своем экране и с помощью сообщения мягко призывает ученика к порядку. В конце каждого занятия она получает отчет с круговыми диаграммами, в которых резюмируется, что ученики делали на своих ноутбуках.


Ограничения контента определяет школа, разработчик дает только инструменты. Учителя могут видеть, как учащиеся просматривают веб-страницы в режиме реального времени, как если бы за спиной каждого школьника постоянно стоял учитель. Подобные технологии носят массовый характер, например только в одном из школьных округов Калифорнии GoGuardian отслеживает около 14 000 учащихся. 

В образовательной сфере работает также компания Gaggle. Ее программы сканируют электронную почту, сообщения чатов и другие материалы. Модераторы уведомляют школьную администрацию о потенциально опасном контенте. По данным компании Gaggle, информация о записях учащихся, связанных с самоубийством и членовредительством, становится достоянием школьной администрации в течение 17 минут. Представители компании утверждают, что только за 2020/21 учебный год это спасло более 1400 жизней. Однако у родителей и экспертов разработки Gaggle и GoGuardian вызывают и тревожные вопросы. 


Цифровой надзор — за и против 


Наблюдение за школьниками стало поводом для активных дискуссий в США. В статье «Большой учитель наблюдает: как программы-шпионы захватили школы» Bloomberg приводит аргументы «за» и «против» систем слежения. 

Сторонники цифрового контроля напоминают о том, что личные данные школьников и так массово передаются крупным компаниям, даже когда дети просто просматривают TikTok. Усилить наблюдение за детьми зачастую требуют родители. В частности, администраторы GoGuardian сообщают о подобных просьбах от родителей учащихся «Академии успеха», крупной сети школ в Нью-Йорке, которая известна суровой дисциплиной.

Противники слежки в основном апеллируют к защите прав и приватности учащихся. О какой конфиденциальности может идти речь, если система сообщает должностным лицам обо всем, что выглядит опасным? Производство программ наблюдения — крупный бизнес, школы США потратили миллиарды долларов на инфраструктуру безопасности, но эффективность ее не доказана. Пока неясно, действительно ли подобный мониторинг помогает учащимся или такая практика просто уменьшает ответственность школ в случае каких-либо происшествий. Исследования на эту тему отсутствуют; неизвестно, к каким последствиям может привести такой гиперконтроль в перспективе. Кроме того, расследование инцидентов может создавать дополнительные сложности, например привести к появлению в школе сотрудников полиции и социальных работников. 

«Мы должны защитить наших студентов от долговременных и пагубных последствий, которые могут иметь эти вторжения в частную жизнь», — написала сенатор от Массачусетса Элизабет Уоррен в заявлении для Bloomberg Businessweek. С ней согласен и Джефф Шандлер, родитель из Монклера, штат Нью-Джерси: «Все мы были подростками, верно? И закрывали двери, когда находились в своих комнатах. Я не думаю, что кому-то нравится жить под наблюдением». В Беркли ряд государственных школ приостановил внедрение GoGuardian после родительского аналогичного протеста.  

Если на основании данных системы ребенок и его родители станут объектом особого внимания со стороны школы, неизвестно, какую реакцию это вызовет, каковы будут последствия. У учителей есть искушение любое «отклоняющееся» поведение ребенка сразу определять как «ненормальное», без глубокого анализа причинно-следственных связей. Даже если данные будут подтверждать нетипичное поведение, они могут ничего не говорить о том, о чем оно свидетельствует, и это может привести и к стигматизации таких детей, и к мерам в отношении невиновных родителей. Может пострадать и репутация школы, и репутация госорганов, которые согласовали работу этой системы. Эти риски стандартны для всех подобных систем.


Ксения Ткачева

Еще одно «но» связано с тем, что, как выяснилось с началом пандемии, миллионы американских семей не имеют дома компьютеров, — для онлайн-обучения школьникам стали выдавать ноутбуки. Проблема в том, что перечисленные системы наблюдения могут быть установлены в этих ноутбуках и анализировать действия школьников круглосуточно. Получается, что те, кто не может купить ноутбук для учебы, оказываются под круглосуточным наблюдением, ведь если школьный компьютер — единственный гаджет в семье, под мониторинг попадают и поисковые запросы родителей.