Дмитрий Разумовский: «Задача не сломать людей, а сделать так, чтобы организация захотела меняться» Дмитрий Разумовский: «Задача не сломать людей, а сделать так, чтобы организация захотела меняться»

Дмитрий Разумовский: «Задача не сломать людей, а сделать так, чтобы организация захотела меняться»

Руководитель министерства цифрового развития Калужской области — о внедрении системы управления, основанной на данных

— Датацентричный подход признан сейчас определяющим в системе госуправления РФ. Как он работает в Калужской области? Какие проблемы возникают при его внедрении?

— Во-первых, у нас часто нет полных актуальных данных. Во-вторых, у ведомств и бизнеса сейчас нет возможности совместно использовать данные. Каждый раз, когда нам нужна информация, например, по госуслугам, мы вынуждены через СМЭВ обращаться в другие органы власти, ждать, соблюдая регламент, получить ответ, проверять его. Это в первую очередь платформенный, технологический вопрос.

Заместитель губернатора, руководитель министерства цифрового развития Калужской области Дмитрий Разумовский

Несмотря на то, что обмен происходит в цифровом виде, это больше похоже на аналоговый процесс, такой же, как если бы мы направляли бумажное письмо. Это не позволяет быстро и качественно принимать решения.

В-третьих, нет возможности повторно использовать данные — для этого нет юридических оснований. Если данные нужны коммерческому сектору для решения каких-то задач, почему бы государству, если оно затратило ресурсы на получение этих данных, не включать эти затраты в некий тариф? Вопрос дискуссионный, но обсудить его было бы полезно.

Есть решения, которые позволяют автоматизировать сбор и передачу статистической отчетности. Например, в Государственной информационной системе «Управление» (ГАСУ) мы в автоматическом режиме передаем информацию на федеральный уровень о реализации национальных проектов. Одновременно в регионы поступает огромный объем запросов на предоставление самой разной оперативной информации. Причем, как правило, это либо разовые запросы, либо запросы, которые требуют заполнения формы в Excel. С точки зрения обмена данными правильно было бы наложить временный мораторий на запрос тех сведений, которые уже есть в иных ГИС федерального уровня. Это будет стимулировать все, что связано с культурой работы с данными, будут развиваться интеграционные сервисы, забирающие информацию с существующих платформ, а главное, существенно сократятся трудозатраты чиновников. Сейчас отчетов очень много, но практически нет именно актуальных, полных, достоверных данных. Даже данные Росстата не всегда можно использовать без предварительного анализа. И уж тем более не всегда получается на их основе принимать оперативные решения.

— Где искать качественные данные? Есть ли у Калужской области собственный ответ на этот вопрос?

— При внедрении системы управления, основанной на данных, мы используем пять принципов:

  • начинать там, где уже есть наработки; 
  • совершенствовать процессы; 
  • смотреть на создание любых информационных систем через данные; 
  • отдавать приоритет кадровым вопросам; 
  • создавать центры компетенций.
Невозможно что-то поменять без заинтересованности и прямого участия руководителей органов власти — функциональных заказчиков информационных систем. Здесь наши надежды связаны с образовательными программами, которые, в частности, развивает Центр подготовки руководителей ЦТ в РАНХиГС.

Первый принцип, который я обозначил, — обратиться к уже работающим кейсам. Мы начинаем строить работу с данными там, где уже есть наработки, компетенции, где эти данные собираются преимущественно в безоператорном режиме с датчиков, с конечных устройств. Приведу несколько примеров.

1. У нас есть геопортал Калужской области — ресурс, с помощью которого мы визуализируем данные, отрабатываем механизмы их получения, очистки и верификации, — в общем, всю методологию. Сейчас мы готовим форматы соглашений между органами, участвующими в обмене данными, чтобы четко разделить права, обязанности, ответственность.

Все, что связано с происхождением данных, их источником, чистотой, достоверностью, — у отраслевых органов власти. Наша задача в этой цепочке — обеспечивать технологическую возможность представить эти данные в удобном виде и по запросу своевременно актуализировать информацию.

2. Еще один работающий кейс — Региональная навигационно-информационная система (РНИС). Она давно функционирует в Калужской области и, с одной стороны, обменивается данными с системой «ЭРА-ГЛОНАСС», а с другой — передает данные о движении пассажирского транспорта в «Яндекс.Карты».

Повышение качества управления данными меняет скорость принятия управленческих решений и их адекватность, а часто дает и прямой экономический эффект.

3. У нас накоплен интересный опыт по мониторинговым системам. Они формируют, например, большой массив данных, связанных с уборкой и благоустройством города. С помощью этой информации можно прогнозировать, какие объемы уборочной техники потребуются в зависимости от сезона и температуры воздуха, планировать расход бензина.

Сейчас формируется система сбора и анализа данных «Цифровой водоканал». Тут мы приближаемся к созданию цифрового водного баланса, который позволит нам учитывать каждый многоквартирный дом, весь объем водопотребления, возможные потери. Даже по предварительным оценкам мы рассчитываем на существенный экономический эффект за счет выявления незаконных врезок и протечек.

Мы ведем мониторинг объектов недвижимости, которые не поставлены на кадастровый учет, — выявить их позволяет анализ данных ФНС, Росреестра, материалов аэрокосмических съемок. В итоге мы получаем ресурсы для дополнительных поступлений налогов.

Мониторинг земель сельскохозяйственного назначения нужен для сбора данных дистанционного зондирования земли, первоначальных сведений о расположении земельных участков разных категорий, об агропромышленных хозяйствах. Он позволяет выявить территории, которые используются не по целевому назначению. Это тоже дополнительные доходы в бюджет.

— Второй принцип из перечисленных вами — совершенствование процессов. Почему это важно?

— Если нет отлаженного процесса, мы не сможем качественно внедрять цифровые сервисы. Министерство цифрового развития стало пионером процессного управления в нашем регионе. Все мои сотрудники, руководители подведомственных учреждений прошли обучение — серьезное, длительное (в течение нескольких месяцев). Мы оптимизировали процессы в МФЦ и провели сертификацию менеджмента качества по стандарту ISO 9001. Наш МФЦ сейчас единственный в стране, который имеет такой сертификат, хотя цель была не в этом, — нам нужно было получить опыт оптимизации и создания системы, которая будет постоянно поддерживать качество процессов.

Сейчас будем внедрять процессное управление в подведомственном учреждении, которое закупает информационные системы и занимается техподдержкой. По результатам рассчитываем распространить опыт на наши министерства и на другие органы власти, чтобы процессное управление стало частью ежедневной плановой работы каждого руководителя.

— Процессное управление, управление на данных — бескомпромиссные подходы: они учат видеть реальность такой, какая она есть, а не такой, как нам бы хотелось. Как госслужащие воспринимают новые управленческие практики?

— Если логика информационной системы отличается от принятой логики работы в ведомстве, ее внедрение всегда идет сложно. Нужно управление изменениями, которое не все органы власти используют. Мы придерживаемся эволюционного подхода. Даже наш ежегодный ИТ-форум в Калуге называется «Цифровая эволюция».

Поэтапные и естественные изменения долговечнее, более устойчивы. Задача не сломать людей, а сделать так, чтобы организация сама захотела меняться.

У нас это не всегда получается. Например, мы не смогли перейти на новую, более прогрессивную систему электронного документооборота органов власти. Система документооборота сильно кастомизирована, процессы складывались годами и даже десятилетиями, и быстро поменять сознание не удалось. А вот в сфере государственных услуг произошли огромные изменения: по сути дела, идет совмещение инфраструктуры электронного правительства и МФЦ. В начале этого года мы запустили проект «Безбумажный МФЦ», решили, что по ряду услуг будем обходиться без бумаги и передавать скан-копии по защищенным каналам. Уже есть существенная экономия ресурсов, а самое главное — ведомства дают обратную связь, что стало гораздо удобнее.

— Помимо перестройки организационной культуры, нужны еще и кадры для работы с данными. Вы говорите, что отдаете приоритет кадровым вопросам, — как это выглядит на практике?

— Возможно, это для нас главный вопрос. Пока универсального решения нет, кроме, конечно, обучения, которое мы предлагаем нашим сотрудникам, в том числе и по программам Центра подготовки руководителей и команд ЦТ. Но заработная плата специалистов по работе с данными в коммерческом секторе несопоставима с тем, что может предложить государственная служба, поэтому здесь нужны иные модели. Возможно, сервисные, которые позволят эти кадры привлекать временно, под проекты.

Очевидно, что решить кадровый вопрос только локальными мероприятиями не получится, поэтому принятые сейчас на федеральном уровне меры беспрецедентны. ИТ-специалистам дается отсрочка от армии, льготы по ипотеке, причем губернатор Калужской области принял решение снизить по ней планку с пяти до двух процентов.

Еще один вариант — решение кадровой проблемы с помощью создания центров компетенций. На форуме «Цифровая индустрия промышленной России» (ЦИПР) в Нижнем Новгороде, который прошел в начале июня, мы подписали соглашение с АНО «Лаборатория цифровой трансформации» о том, что в Калужской области появится Центр компетенций по искусственному интеллекту и работе с данными. Центр позволит объединить усилия бизнеса, органов власти, научных организаций, вузов, чтобы готовить модели, четко и прозрачно регламентировать взаимодействие органов власти и коммерческих компаний. Мы считаем, что через такие консорциумы можно будет запустить механизм повторного использования данных, привлечь другие регионы.

Для качественной модели нужен большой объем данных. Если в наш консорциум войдет несколько субъектов, мы сможем эффективнее верифицировать полученные модели, повторно использовать их в других регионах и получать большие объемы данных, чтобы модели становились более достоверными.

— Существует ли проблема оттока ИТ-специалистов из Калужской области?

— Для нас актуальна не релокация кадров за рубеж, а отток ИТ-специалистов в Московскую агломерацию. Мы находимся совсем рядом с ней, и высококвалифицированные кадры всегда стремились в эту точку притяжения. С Москвой было трудно конкурировать по уровню заработных плат, количеству проектов. Но в последние годы заработные платы практически выровнялись и, более того, перестали быть главным конкурентным преимуществом. Недавно мы провели опрос среди наших айтишников и жителей области: «Что нужно для того, чтобы привлечь ИТ-специалистов?» Жители ответили, что, конечно, основное — это заработная плата. А вот сами айтишники — что в первую очередь их интересуют амбициозные проекты и задачи. А еще микроклимат в коллективе: взаимоотношения, командный дух, корпоративная культура.

Другой способ обеспечить себя кадрами — выращивать их начиная со школы, и в этом направлении мы тоже работаем. В области есть несколько ИТ-школ с бесплатным обучением, некоторые организованы коммерческими компаниями. Три года назад открылся ИТ-лицей — школа с углубленным изучением информатики. В ближайших планах — создание ИТ-кампуса в непосредственной близости от кампуса Бауманского университета, где мы будем собирать талантливых детей со всей области и из других регионов. Задача — показать траекторию развития будущему ИТ-специалисту.

Уже во время учебы в вузе студенты могут попробовать свои силы в реальных проектах. Сотрудники ИТ-компаний преподают во многих вузах, а, например, кафедра защиты информации калужского филиала МГТУ им. Баумана работает при поддержке наших крупных компаний, и преподаватели имеют возможность направлять студентов туда на практику.

Да, кто-то из молодых ИТ-специалистов уедет, кто-то поменяет работу, но кто-то останется или даже вернется, потому что по качеству жизни Калужская область конкурирует со многими регионами. Сегодня до Москвы можно доехать за два часа, а когда построят высокоскоростную магистраль, дорога будет занимать максимум полтора. Полтора часа, чтобы добраться до столицы, решить свои вопросы и вернуться назад в экологически безопасное уютное место.


Беседовали Екатерина Потапова и Алексей Архипов