«Полноценный интеллектуальный анализ данных в музее — дело будущего» «Полноценный интеллектуальный анализ данных в музее — дело будущего»

«Полноценный интеллектуальный анализ данных в музее — дело будущего»

Вид сверху на Главное здание ГМИИ им. Пушкина в 2023 году, 3D-проект. Скриншот с сайта quarter.arts-museum.ru/data/vtours/mustown/

«Цифра» меняет как экспозиционные практики, так и внутренние процессы музея, которые остаются невидимыми для посетителей

Концепция современного музея неразрывно связана с цифровыми технологиями. О том, как взаимодействуют технологии и музей, а также о роли искусственного интеллекта в музейном деле мы поговорили с CDTO Пушкинского музея Владимиром Определеновым.

— Что сегодня понимается под цифровой трансформацией музея?

— Для многих цифровизация ограничивается внедрением цифровых каналов коммуникации. «Цифровой стратегией» часто называют просто стратегию цифрового маркетинга. Как CDTO, я понимаю цифровую трансформацию гораздо шире. Она затрагивает все внутренние процессы музея. Как собирать цифровые произведения искусства? Как их хранить? Как выстроить цифровые экосистемы с таким же уровнем достоверности и надежности, как традиционные хранилища? Насколько развита цифровая коммуникация и цифровой документооборот внутри музея? Можем ли мы изучать своих посетителей с помощью цифровых методов (например, видеонаблюдения)? Все эти вопросы нужно поднимать при разработке стратегии цифровой трансформации. А еще есть огромный пласт, связанный с оцифровкой культурного наследия, созданием цифровых двойников, трансляциями мероприятий.

"Японская гравюра XVIII-XIX веков" (www.japaneseprints.ru) - один из семи сайтов-сателлитов музея, которые полностью посвящены отдельным коллекциям живописи, графики, нумизматики и археологии, находящимся в фондах музея. На сайтах размещены научные каталоги с описаниями, справочными материалами и качественными изображениями музейных предметов

— С какими цифровыми технологиями сейчас интересно взаимодействовать?

— По-прежнему есть интерес к технологиям VR, но уже не такой сильный, как пару лет назад. Это связано с тем, что устройства для VR очень неудобные и громоздкие. Кроме того, с первыми моделями очков люди получили негативный опыт: изображение было низкого разрешения, и из-за помех в картинке человека укачивало. Развитие VR еще впереди, и у музеев очень высокие ожидания от этой технологии. Однако нужно помнить, что создать полностью виртуальное пространство, подходящее для шлемов виртуальной реальности, — это серьезный и дорогой проект.

Владимир Определенов  — специалист в области цифровой трансформации, безопасности и инноваций для музеев и учреждений культуры и науки, заместитель директора Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина по цифровому развитию, заведующий кафедрой информационных технологий в сфере культуры НИУ ВШЭ. Подборку публичных лекций, записей мероприятий и конференций с его участием см. на канале www.youtube.com/c/VladimirOpredelenov
См. также выступления о цифровой трансформации музейной деятельности и о цифровых барьерах и цифровой грамотности старшего поколения.


— Какие еще технологии имеют большой потенциал для музея и его посетителей?

— Сейчас большие всего ожиданий от систем искусственного интеллекта. Есть некое обывательское представление об искусственном интеллекте как о всеведущей информационной системе. Люди хотели бы, чтобы уже в ближайшие годы ИИ проводил для них в музее экскурсии, чтобы можно было спросить его — «что это за предмет?», «почему здесь это нарисовано»? В понимании посетителя ИИ — это супер-эксперт, который обладает всеми знаниями мира и может ответить ему на вопрос понятным языком, учитывая контекст, заданный ранее.

— А что происходит на самом деле? 

— Очевидно, что на сегодняшний день таких технологий нет. В лучшем случае это может произойти в ближайшие 10–15 лет, если музеи и культурные институции прямо сейчас начнут работать над разметкой баз данных, их подготовкой к машиночитаемости. Сейчас полноценные ИИ-системы есть только у крупнейших мировых корпораций, а для музея было бы очень полезно иметь «локальную» ИИ-систему, но для этого нужны очень большие мощности, которыми мы пока не владеем. Мы не можем взять «зачаток» искусственного интеллекта, «воспитать» его необходимым образом на основе наших данных, чтобы он ориентировался в них, быстро выстраивал связи и еще как-то общался с человеком. Сейчас у ИИ нет такого уровня зрелости. Большинство из того, что маркетологи называют ИИ, — это просто продвинутые системы аналитики, построенные на уже традиционных технологиях. 

 
 



— Сейчас много говорят о «творчестве» ИИ. Что вы об этом думаете?

— «Произведения искусства ИИ» создает генеративный искусственный интеллект, который на основе имеющихся данных формирует что-то новое. Например, он может имитировать стиль определенного художника. Я не сомневаюсь, что картина, написанная искусственным интеллектом, может вызвать у человека эмоциональный отклик: ИИ способен собрать из разных элементов такую комбинацию, которая будет нравиться многим людям. Однако в таком случае мы сталкиваемся со сложными вопросами ценности таких произведений, этики и правообладания. И на эти вопросы пока нет ответа, но мне кажется, что именно музеи как институты памяти могут оградить нас от неправомерного распространения таких произведений или недобросовестной подмены.

— Как можно еще использовать ИИ в музее?

— Предположим, у меня есть учетная база данных музейного фонда на 700 тысяч объектов, библиотечная база данных на 220 тысяч томов, а также материалы архива, медиатеки и сайта. Когда технологии ИИ будут зрелыми, можно будет передать ИИ пароли от баз данных, и он сможет в них лучше ориентироваться, чем я. Например, если я запрошу информацию об основателе музея, он просмотрит все базы данных и открытые источники и выдаст релевантный связный рассказ в нужном объеме, а не просто результаты поиска. До такой технологии еще далеко, мы пока даже не можем интегрировать шину данных, чтобы соединить разные базы. И пока, к сожалению, я не знаю ни одну культурную институцию, у которой бы был такой ИИ. Поэтому пока что полноценный интеллектуальный анализ данных в музее — это дело будущего.