Хроники «удаленки»: сотрудники под присмотром роботов Хроники «удаленки»: сотрудники под присмотром роботов

Хроники «удаленки»: сотрудники под присмотром роботов

Во время пандемии, когда целые компании переведены в режим удаленной работы, насущной проблемой для многих организаций стал контроль над сотрудниками. Насколько законным и этичным является дистанционный контроль? Как изменится труд человека под управлением алгоритмов?

В 2020 году сотрудники Apple, Google, Microsoft, Amazon, LinkedIn, Twitter, а также сотен тысяч других компаний по всему миру начали работать из дома. Вскоре стало понятно, что возвращение в офис откладывается. К концу 2021 года «удаленка» из аврала превратилась в стандартный режим. Вместе с программным обеспечением для видеоконференций и совместных проектов на пике популярности оказались и системы дистанционного контроля.

Программы вроде ActivTrak, Hubstaff, StaffCop, InterGuard, Work Examiner, Kickidler уже давно используются в самых разных сферах — от консалтинга до торговых сетей.

Чем занимаются автоматические системы контроля? 

  • Фиксируют:

          - факт работы (нажатие клавиш, открытие окон, движение мыши); 

          - рабочее время, в том числе и время работы в конкретных программах; 

          - контент, включая рабочую переписку. 

  • Проводят онлайн-мониторинг в режиме реального времени (делают скриншоты и видеозапись экранов).

В 2020 году сотрудники американского банковского холдинга Axos Financial перешли на удаленную работу, используя технику, предоставленную работодателем. Вскоре они получили от руководства гневное письмо: «Мы увидели, что люди злоупотребляют гибким графиком, считая его своего рода отпуском. Мы фиксируем нажатия клавиш, регистрируем сайты, которые вы посещаете, и каждые 10 минут делаем снимок экрана. Немедленно приступайте к работе или столкнетесь с последствиями!» — написал своим сотрудникам Грегори Гаррабрантс, исполнительный директор онлайн-банка. Он добавил, что, если ежедневные задачи не будут выполнены, работников ждут дисциплинарные взыскания вплоть до увольнения.

Новые надзорные практики во время пандемии распространяются во всем мире. Например, программа Sneek создает эффект присутствия в офисе: она выводит на монитор сотрудника «стену лиц» его коллег; фото, снятые через веб-камеру, обновляются каждые 1–5 минут. Сотрудники некоторых китайских компаний при переходе на удаленную работу обязаны каждые полчаса высылать начальству селфи. Корпоративный мессенджер Ding Ding, набравший в Китае рекордную популярность во время пандемии, не только досконально фиксирует рабочее время, но и отмечает дежурную улыбку, которой служащие обязаны начинать и заканчивать рабочий день.

Некоторые практики, однако, подвергаются общественному осуждению. Так, в платных версиях популярного сервиса для видеоконференций Zoom год назад была функция «отслеживание внимания», которая позволяла видеть, кто из участников свернул окошко приложения, но после массовых протестов пользователей создатели отключили ее.


А это вообще законно?


Трудовой кодекс РФ обязывает работодателя вести учет рабочего времени (ст. 91 ТК РФ). Какие именно средства для этого можно использовать, в кодексе не оговаривается, а значит, средства автоматизированного контроля в принципе допустимы. Это не означает, что работодатель абсолютно свободен в выборе методов дистанционного контроля. В Трудовом кодексе есть требования по защите персональных данных сотрудников (ст. 88 ТК РФ), да и конституционное право на неприкосновенность частной жизни (ст. 23 Конституции РФ) пока не отменено. Кроме того, есть толкование права на частную жизнь в контексте трудовых отношений, данное Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ). Последнее имеет правовое значение и для России, которая признает юрисдикцию ЕСПЧ.

Во-первых, работодатель не вправе использовать инструменты дистанционного автоматического контроля без ведома работников. Трудовой кодекс требует, чтобы работодатели уведомляли сотрудников о порядке работы с их персональными данными (ст. 86 ТК РФ), вносили информацию об условиях труда в трудовой договор или приложения к нему и доводили ее до сведения работников (ст. 57 ТК РФ). Как указывает ЕСПЧ, если сотрудника не уведомили о способах и масштабах мониторинга его электронных коммуникаций в рабочее время, то у него формируется обоснованное ожидание, что его действия остаются приватными, а значит, мониторинг коммуникаций работника оборачивается вторжением в частную жизнь . Однако уведомления сотрудников недостаточно, чтобы оправдать любые виды контроля. Имеет значение то, что именно контролирует работодатель. Одно дело, если речь идет об отслеживании уровня активности пользователя в коммуникационных сетях, программах и приложениях, и совсем другое — когда работодатель отслеживает и анализирует содержание коммуникаций, файлов и действий сотрудника. Значимы масштаб и степень избирательности контроля. Например, сплошную видеозапись поведения сотрудников на рабочем месте сложнее оправдать, чем запись в течение четко ограниченного периода времени.

Чем более интенсивны контрольные меры, чем они длительнее, чем менее избирательны, тем более веские основания должны быть у работодателей для их применения. Например, с точки зрения ЕСПЧ допустим разовый скрининг файлов на рабочем компьютере сотрудника, включая папки, помеченные как личные, для проверки подозрений о служебных злоупотреблениях. Тотальный мониторинг трафика устройств, на которых работает сотрудник (включая содержание переписки через личные мессенджеры), для контроля за выполнением запрета на частные коммуникации в рабочее время сложно назвать обоснованным и допустимым.

Все вышеприведенные примеры касались случаев, когда сотрудник находился в офисе и использовал технику работодателя. Даже в таких случаях ЕСПЧ признавал некоторые виды контроля со стороны работодателя избыточным вмешательством в частную жизнь сотрудников. В ситуации, когда сотрудник работает дома и пользуется собственным компьютером или смартфоном, работодателю нужно быть еще аккуратнее, выбирая инструменты контроля.

Центр подготовки руководителей и команд цифровой трансформации создал методические рекомендации, которые облегчают переход на удаленную работу.

 

Мой начальник — робот


Безусловно, автоматические системы контроля нарушают неприкосновенность частной жизни. Кроме того, они сводят человека к функции: кто быстрее выполнил задачу и меньше отвлекался, тот и молодец. Возникает вопрос о том, что именно считать эффективностью сотрудника? Что принять за эталон производительности на основании подобного контроля? Непрерывная эффективность — свойство машин. Люди устроены иначе: порой им необходима чашка кофе, перекур или поход в ближайший магазин за пирожным, при желании это можно квалифицировать как «отсутствие сотрудника на рабочем месте» и использовать как аргумент при увольнении. В организациях, где важно отсидеть за компьютером определенное количество человеко-часов, сотрудники находят способы уходить от слежки.

Способы обмануть программу контроля:

  • прикрепить к компьютерной мыши игрушку на батарейках;

  • положить на клавиатуру книгу или вставить между клавишами монету;

  • открыть посторонний сайт, а в уголке экрана поместить маленькое окно с рабочей программой: Word, Excel, 1С и т. п.;

  • использовать программы, имитирующие действия пользователя.

Эти уловки срабатывают не со всеми программами, продвинутые системы заметят, что в открытых окнах ничего не происходило.

В августе 2021 года из российской ИТ-компании Xsolla были уволены 150 сотрудников. Был опубликован скриншот письма, в котором основатель компании объяснил, что решение принято на основе анализа больших данных после изучения активности сотрудников в почте, чатах, менеджере задач и других рабочих программах. Проверка якобы показала, что многие сотрудники отсутствовали за компьютером в рабочее время.

Подобное решение собственника вызвало общественный резонанс: уволенным советовали подать в суд, в дискуссии приняли участие руководители крупных компаний, которые сообщили о том, что готовы предложить работу «невовлеченным и малоэффективным» сотрудникам Xsolla.

Работа в «автоматическом режиме» может привести к переутомлению и выгоранию. Но самое неприятное начинается, когда данные систем контроля становятся основой для управленческих решений. Дело в том, что алгоритмы, управляющие людьми, делают их работу более напряженной, изнурительной и опасной. Например, приложение, которое должно было облегчить работу горничных в отеле, не только сообщает, какой номер убирать, но и отслеживает скорость уборки.


Алгоритм-надсмотрщик


Сотрудники компании Amazon уже давно работают под контролем алгоритмов. Пример этой компании заставляет задуматься о том, что с автоматическим контролем все не так просто.

«Роботы уже здесь! Мы ждали, что они появятся в виде такси-беспилотников, а они прибыли в форме надсмотрщиков». Алгоритмы подгоняют разработчиков программного обеспечения, фиксируют клики и прокрутки и снижают заработную плату, если сотрудники работают слишком медленно, прослушивают операторов кол-центра, подсказывают им слова и добиваются максимальной загрузки.

На складе компании Amazon каждый работник конвейера должен за час обработать определенное количество предметов. С одного склада компании за год увольняют до 300 человек, которые не выполнили норму. Но, возможно, в этом случае увольнение для работника не худший вариант. Автоматически задаваемый темп «встраивает» людей в работу конвейера, но организм не создан для таких нагрузок. The Verge рассказывает об одном из складских работников Amazon в США, которого ежедневный десятичасовой марафон привел к инвалидности.

Amazon уже много лет является флагманом внедрения автоматических систем контроля, это делает компанию объектом особого внимания журналистов и властей. В сентябре 2021 года сенат штата Калифорния одобрил законопроект, регулирующий алгоритмы расчета производительности труда для работников складов, согласно которому работодатель обязан предоставлять сотрудникам доступ к алгоритмам подсчета KPI, а также четко описать нарушения и последствия их невыполнения. Законопроект универсален, но под его действие попадает в первую очередь Amazon. 

Проблемы, с которыми столкнулись сотрудники склада Amazon, и усиление контроля со стороны работодателей во время пандемии — этапы одного и того же процесса. Внедрение автоматизации и роботизации идет полным ходом, причем вовсе не так, как ожидалось: роботы заменяют управленческий персонал, а люди оказываются на положении бесправных исполнителей. Поэтому сейчас самое время задуматься об этических вопросах, чтобы не оказаться рабами машин.

Специалист в сфере автоматизации и производства Бастиан Хуан из Сан-Франциско считает, что управление сотрудниками с помощью алгоритмов — первый шаг к порабощению человечества машинами. По словам эксперта, новые формы взаимодействия человека с алгоритмами несовершенны: механическим начальникам не хватает эмпатии, а людям — понимания принципов работы алгоритмов.

Сейчас вопрос контроля над сотрудниками — в зоне ответственности работодателя, пока одни устанавливают системы слежения, другие внедряют инструменты планирования и работают с мотивацией команды. Кто получит лучшие результаты, покажет будущее. Но прежде чем двигаться дальше, нужно ответить на важные этические вопросы, а не отдавать эту сферу на откуп корпорациям и начальникам.