«Вид с высоты — вот чего нам действительно не хватает» «Вид с высоты — вот чего нам действительно не хватает»

«Вид с высоты — вот чего нам действительно не хватает»

Министр цифрового развития, информационной политики и массовых коммуникаций Чувашской Республики Кристина Майнина — о системном мышлении, культуре работы с данными и о том, почему самых перспективных будущих айтишников надо искать в селах и деревнях

— Нехватка ИТ-специалистов давно перестала быть темой профильных конференций, их отток в другие города и страны — общеизвестный факт. Какая ситуация сейчас в Чувашии?

— Такая же, как и во всех других регионах. Это общая тенденция, причем не только для госсектора, но и для бизнеса. Да, есть отток ИТ-специалистов и в крупные города, и за границу. Из нашей Республики уезжают в Москву, в Казань, в Нижний Новгород. Чувашия входит в десятку регионов с низким уровнем социально-экономического развития, средний уровень оплаты труда айтишника в 2021 году — 51,5 тыс. рублей. Это высокая зарплата для Чувашии, но молодые люди все равно пытаются себя попробовать в каком-нибудь крупном городе, где зарплаты могут быть в разы больше.

— И как вы решаете эту проблему? Чем привлекаете молодежь?

— Мы поняли, что начинать нужно со школы. Надо рассказывать школьникам, что у нас есть местные ИТ-компании. В прошлом году мы проводили опрос, спрашивали старшеклассников, чем бы они хотели заниматься после школы, хотели бы они свою жизнь связать с ИТ, чего им не хватает, чтобы остаться в Республике. Чуть ли не большинство старшеклассников хотят работать в ИТ-сфере, потому что в ней достаточно высокий уровень оплаты труда, есть перспективы, постоянно появляются новые специальности. Также чуть больше половины сказали, что они готовы остаться в регионе, если смогут получать высокую зарплату и ни в чем себе не отказывать.

Министр цифрового развития, информационной политики и массовых коммуникаций Чувашской Республики Кристина Майнина

Министр цифрового развития, информационной политики и массовых коммуникаций Чувашской Республики Кристина Майнина

Наша задача как государства — создать цепочку: школа, вуз, предприятие. В школе нужны спецкурсы по математике и информатике, чтобы дети приходили в вузы и потом на работу в компании более подготовленными. В этом году мы начнем открывать в школах специализированные ИТ-классы, в которых будет в том числе и обучение по методикам местных компаний. Хороший эффект также дают «IT-кубы». У нас есть «IT-куб» в очень маленьком городе — Канаше. Туда съезжаются дети из окрестных сел, он очень популярен. А если школьник поступает в местный вуз, ИТ-компания может заключить с ним целевой договор. Например, у нас есть компания ISERV — она специализируется на цифровизации энергетики. В прошлом году она заключила целевые договоры с Чувашским государственным университетом, и теперь во время учебы студенты могут получать доплату 10 тысяч рублей к стипендии.

— Вы рассчитываете, что выпускники университета останутся в Чувашии?

— Очевидно, что не все выпускники приживутся потом в компаниях, особенно те, кто живет в Чебоксарах: велика вероятность, что они захотят уехать отсюда. Зато есть дети, которые жили в селах, маленьких городах и переехали в Чебоксары, — и вот они, скорее всего, останутся. Дли них переезд из небольшого муниципального образования в город — это уже непростой шаг, движение, достижение. Поэтому в первую очередь мы хотим работать с детьми из сел и деревень. Они прекрасные, такие же одаренные, но их сложно найти, потому что они живут в удаленных районах. ИТ-классы — это как раз попытка найти таких одаренных ребят, дать им возможность поступить в местный вуз и впоследствии устроиться в местную технологическую компанию.

— Если говорить не вообще об ИТ-компаниях, а о госслужбе: каких ИТ-специалистов сейчас не хватает в Чувашии?

— Не хватает аналитиков. Не хватает людей, которые комплексно увидят проблему и предложат ее решение сразу во всех отраслях. Ведь может найтись одно решение, которое автоматизирует сразу несколько схожих функций органов власти.

Например, у нас есть туристический портал, где расписаны локации, календарь событий, мероприятия — все, что происходит в Республике. Почему бы не наполнить эту площадку культурными и спортивными событиями? А еще добавить информацию о льготах, которые может получить гражданин. Тогда пользователь портала сможет сразу увидеть все, что происходит в Чувашии.

На мой взгляд, главное, чего не хватает — это так называемого helicopter view, общей картины. Специалисты в каждой отрасли работают только внутри своего направления и не умеют устанавливать горизонтальные связи. Когда речь идет о межотраслевом взаимодействии, всегда нужен человек, который был бы в центре и всех объединял, правильно выстраивал цепочки.

— Где же искать таких специалистов и в чем конкретно заключается их роль?

— Сейчас эту роль выполняем мы, Министерство цифрового развития, в том числе наша подведомственная организация — «Центр информационных технологий». Мы как технический оператор с разных сторон смотрим на задачи и пытаемся соединять похожие. Межведомственное взаимодействие — это всегда очень сложно, нужны особые способы коммуникации, в том числе в правовой сфере. Мы стараемся их организовать.

Есть показательный кейс такого взаимодействия — оцифровка земельных участков. Все ведомства хотят понимать, что находится на земле, хотят видеть удобную стереомодель территории, чтобы работать с неиспользуемыми земельными участками, незаконными рубками и карьерами, с бесхозными объектами. Однако все это — зона ответственности разных органов власти, и важно, чтобы был один человек или одна организация, вокруг которой выстраивался бы этот процесс.

Когда мы работаем с запросами от той или иной отрасли, то всегда стараемся погрузиться в предметную область. Очевидно, нельзя переучить аналитика или программиста на строителя или специалиста по сельскому хозяйству, но после погружения в тему цифровые специалисты начинают говорить на языке отрасли. Они лучше понимают бизнес-процессы, становятся методологами и могут уже в логике конкретной предметной области оказывать услуги или предоставлять нужную информацию.

— Как вы решаете проблему оплаты труда высококлассных специалистов?

— В прошлом году мы создали АНО «Центр цифровой трансформации». Да, дело в том, что на госслужбе и в подведомственных учреждениях есть верхняя планка по оплате труда. Есть ставка главного специалиста, консультанта, начальника отдела и других, и государственное учреждение не может платить сотруднику больше этой ставки. А АНО — достаточно гибкая структура, которая не привязана к иерархии должностей, а значит, людям можно предложить более конкурентные зарплаты. Кроме того, АНО проще участвовать в разных грантовых программах на национальном уровне, которые предлагают Российский фонд развития информационных технологий, фонд «Сколково», в президентских грантах. Наконец, АНО может быстрее заключить договор, это тоже безусловный плюс. Сейчас у нас работает 12 человек, есть руководитель по работе с данными, проектные менеджеры. Это очень мало, но мы только начинаем.

— Какие цели сейчас стоят перед Центром?

— Первая цель связана с деятельностью проектного офиса цифровой трансформации. В нем работают менеджеры проектов, которые вместе с представителями отраслей внедряют информационные системы. Вторая цель связана с офисом по работе с данными. АНО занимается инвентаризацией процессов в органах власти, проверяет, какие данные есть в оцифрованном виде, какие из них являются мастер-данными и могут многократно использоваться разными госорганами.

Сейчас у нас стадия исследования органов власти. В их данных пока царит хаос, и он транслируется дальше — на муниципалитеты, к которым с разных сторон поступают запросы на одни и те же цифры. Нет договоренности, кто за что отвечает. В течение первого полугодия мы должны завершить инвентаризацию данных и предложить инструменты, в том числе НПА, которые закрепят те или иные данные за органами власти. Это очень сложный процесс, в том числе и потому, что всем министерствам и руководителям нужно объяснить смысл этой работы. Для отраслевых руководителей цифровой трансформации (РЦТ) культура работы с данными часто оказывается третьестепенной задачей, а мы хотим, чтобы она стала приоритетом. Мы будем с ними работать, «прокачивать» их, обучать.

— Как происходит это обучение?

— Мы начали обучение с пяти «цифровых прокачек», которые проводило АНО «Цифровая экономика». Лучший результат оказался у Министерства спорта. К нам присоединись около десяти компаний, которые предлагали свои решения, и прямо на этой прокачке мы выбрали, какие два цифровых решения будем тестировать. Протестировали, выбрали одно и внедрили в течение прошлого года. В рейтинге цифровизации спорта наши коллеги заняли первое место, хотя раньше были в конце списка. Это было отличное начало.

Впоследствии к нам обратился с предложением провести обучение по цифровизации региональный офис Сбера. Все наши РЦТ прошли обучение по проектному управлению, по работе с командой, основам цифровой трансформации. За эти несколько дней мы познакомились со всеми РЦТ, овладели общей терминологией, стали говорить на одном языке. В прошлом году мы также организовали совместное обучение с Университетом 2035 по программе «КЛИК. Работа с данными», в котором участвовали около 150 госслужащих. Команды с лучшими проектами мы отправили на следующую ступень обучения. Это тоже был успешный опыт — проекты получились отличными.

Кроме того, коллеги проходят бесплатные курсы на Stepik, подготовленные Центром подготовки руководителей и команд цифровой трансформации ВШГУ РАНХиГС, программы по цифровой трансформации Центра. Я считаю, что такое обучение должно быть обязательным, и я поднимаю этот вопрос на планерках с главой Республики.

Беседовали Алексей Архипов, Дарья Теплякова