Николай Распопин: «Всегда интересно работать на значимых проектах» Николай Распопин: «Всегда интересно работать на значимых проектах»

Николай Распопин: «Всегда интересно работать на значимых проектах»

Министр цифрового развития Красноярского края — о системе управления цифровой трансформацией региона

— В сентябре 2021 года была принята стратегия ЦТ Красноярского края. Что из описанного в этом документе уже работает, а что пришлось переосмыслить?

— Во-первых, мы запустили систему управления цифровой трансформацией региона. Министерством цифрового развития края было принято решение о создании «Центра управления регионом». Это не тот ЦУР, который работает по линии АНО «Диалог», а отраслевой цифровой центр компетенций, который занимается реализацией практически всех проектов, упомянутых в стратегии. Идея его создания, кстати, появилась у меня в 2018 году во время обучения в РАНХиГС, на первом потоке программы «Руководитель цифровой трансформации». Пользуясь случаем, отмечу, что обучение в Центре дает не только сиюминутный эффект, но и системные результаты, люди начинают по-другому мыслить. Сам я с удовольствием бы еще раз прошел обучение в Центре!

Во-вторых, мы наладили систему контроля за вошедшими в стратегию проектами. По каждому проекту делаем паспорта, сетевые графики, дорожные карты. Все это вводим в информационную систему, чтобы у руководителя был доступ к информации о каждом проекте. Через дашборд можно смотреть и кассовое исполнение, и какие-то инциденты. 

На реализацию стратегии цифровой трансформации Минфин края выделил нам 700 миллионов рублей. Мы уже понимаем, что этих денег недостаточно, будем обосновывать дополнительное финансирование.

Сейчас всем регионам поручили до 1 августа обновить стратегию в соответствии с последними рекомендациями федеральных органов власти. Некоторые проекты уходят из стратегии, потому что они уже реализуются независимо от нее. К другим проектам регионы пока не готовы, и тогда федеральный центр убирает их. При этом мы заводим в периметр стратегии до двадцати новых проектов.

Министр цифрового развития Красноярского края Николай Распопин

— Вы упомянули, что в вашем ЦУРе работают процессные аналитики. Какие задачи перед ними стоят?

— Когда в 2015 году я перешел из коммерческой компании на госслужбу, то увидел, что сама система не готова к изменениям. При этом в ней отсутствовал механизм предпроектного обследования, на основе которого можно было бы реструктурировать процессы, не было и процесса внедрения. Людей, которые умеют мыслить в категориях процессов, к сожалению, не так много на госслужбе. Мы решили создать отдел, который бы занимался именно проработкой процессов, — прежде чем мы приступим к цифровизации. 

— Федеральный центр предложил ряд мер поддержки ИТ-отрасли. Вы уже почувствовали эффект этих мер у себя в регионе?

— Мер поддержки очень много. К сожалению, большинство из них ориентировано на крупный бизнес. Но есть и популярные во многих организациях: например, заявки на ипотеку у нас в регионе подают очень активно. Мы думаем о том, чтобы сделать свою региональную составляющую. С одной стороны, снизить федеральную ставку 5% до 2–3%; с другой — ввести региональную ипотеку для айтишников: либо для всех ИТ-специальностей снизить порог, либо по каким-то узким специальностям, например для дата-аналитиков, процессников, — по тем направлениям, где у нас не хватает кадров. 

У нас уже есть компании, которые получают льготные кредиты. Мы пересмотрели налоговую политику на уровне региона: отсрочили уплату налогов этого года до конца года, снизили ставку (при объекте налогообложения «доходы» ставка вместо 6% составляет 1%, а если объектом налогообложения являются «доходы минус расходы», ставка составляет 5% вместо 15%).

Мы вводим систему грантовой поддержки бизнеса, в этом году начинаем принимать заявки на гранты. Первое направление — это поддержка готовых решений, помощь в их масштабировании, второе — стартапы.

Молодежь и опытные специалисты зачастую уезжают из региона не из-за уровня зарплаты, а потому что их не устраивает масштаб. Всегда интересно работать на значимых проектах, которые принесут большую пользу, где можно чему-то научиться. Хотим реализовать идею создания ИТ-парка в регионе, который позволил бы нам создать единую точку взаимодействия частных крупных компаний, у которых есть и потребность в импортозамещении, и в перспективных технологиях, с нашим научным сообществом и государством. У нас два федеральных университета — Сибирский федеральный и Сибирский государственный университет науки и технологий имени академика М. Ф. Решетнева, которые обладают уникальными компетенциями и могли бы в этом поучаствовать. 

Какие еще есть возможности у молодых? Работа в межведомственном ситуационно-аналитическом центре, в проекте создания единой карты жителя «Енисейская Сибирь» на базе карты «Мир» — это будет целостная система, с помощью карты, например, можно будет осуществлять проход через систему контроля доступа в школах, оплачивать питание в школьной столовой, проезд в общественном транспорте и получать скидки у коммерческих компаний. 

— В Красноярском крае есть уникальные природные богатства. Какую пользу приносит цифровая трансформация при решении экологических проблем? 

— У экологов, у лесников есть проекты, связанные с аналитикой данных. Для них планируется создание флота беспилотных летательных аппаратов. Они будут делать фотоснимки, с помощью которых можно будет определять изменения в ландшафте. Если кто-то вырубил деревья, оставил мусор, система получает информацию, а мы понимаем, кого штрафовать. В этом году заканчиваем тестирование беспилотных аппаратов и планируем закупить пробную партию. Речь как о квадрокоптерах, которые работают на малой территории, так и о более мощных аппаратах, которые взлетают с подготовленных площадок и могут пролететь несколько десятков или сотен километров. 

— Сейчас самая острая тема для «цифры» — импортозамещение. Как этот процесс идет у вас? С какими сложностями приходится сталкиваться?

— Если говорить о софте, то это тема не новая. В последние годы мы не стремились заместить абсолютно все ПО, наверное, немного затянули с этим. Сейчас мы видим, что отечественные офисные приложения, операционные системы уже вполне можно использовать, и постепенно замещаем: когда обновляется парк компьютеров, обновляются и приложения. Два года назад мы создали отдельную структуру, собственный сектор по информационной безопасности, больше 20 человек занимаются только ИБ на уровне региона. Сейчас там все решения — на 100% отечественные. 

С железом сложнее. Сегодня мы как страна не обладаем технологиями, позволяющими создавать железо с высокой нагрузкой — вычислительные ресурсы, коммутационное оборудование. В критических информационных системах нам нужно будет к 2025 году на 100% перейти на отечественное оборудование. Здесь коллегам с рынка есть чем заняться. Например, у нас есть собственная сеть передачи данных: подключено около четырех тысяч точек, в Красноярске построена собственная оптоволоконная линия. Пока мы работаем на китайском оборудовании. 

Большие проблемы есть в промышленности, потому что сложные промышленные софтовые решения, к сожалению, по большей части импортные — SAP, программы для станков. Крупные коммерческие структуры раньше не были заинтересованы в том, чтобы заниматься импортозамещением. Сейчас ситуация изменилась, они экстренно ищут варианты. Государство не может быть заказчиком всех этих продуктов, компании сами должны стать заказчиками, вкладывать в это деньги. Сейчас мы видим, что необходимость перехода на российские продукты уже всеми осознана. 

— Красноярский край — второй по величине субъект РФ. Как обстоят дела с доступом к интернету в отдаленных населенных пунктах?

— Да, Якутия больше нашего края по площади, но населенных пунктов там гораздо меньше, и они более компактно расположены. У нас более 1700 населенных пунктов, они раскиданы по всей территории. Около 300 населенных пунктов с населением более 100 человек пока не обеспечены широкополосным доступом. Все населенные пункты с населением более 500 человек мы уже обеспечили.

Кроме федеральной программы по устранению цифрового неравенства у нас действует и краевая программа по созданию условий связи. С 2018 года мы построили около 100 антенно-мачтовых сооружений. Уже третий год подряд силами региона обеспечиваем интернетом районы крайнего Севера — маленькие поселки, где живут представители коренного населения. 

В Норильск несколько лет назад протянул оптоволокно «Норникель». Компания решала и свои внутренние задачи, и выполняла план социально-экономического развития города. Строится оптико-волоконная линия через Севморпуть. Вместе с федеральным центром, «Норникелем» и с правительством края мы рассматриваем возможность протянуть линию до Диксона и подключить населенные пункты, расположенные по пути. Это глобальная, сложная задача. 

— Назовите три самых полезных для госуправления цифровых решения, которые были внедрены в регионе в последнее время.

— Назову, во-первых, «Единый личный кабинет государственного служащего». Мы уже внедрили несколько модулей этой системы. Например, вам необходимо выделить вычислительные мощности, получить доступ к электронному документообороту или подключить новый канал связи — вы заходите в личный кабинет и подаете цифровую заявку.

Цифровая платформа получает заявку, далее вступает внутренняя CRM-система, к которой подключаются в том числе и конечные исполнители, подрядчики. В кабинете видно, кто и как отрабатывает заявку, можно посмотреть контрольные точки, срок, восстановить историю.

Внутри этой системы единого личного кабинета мы запускаем виртуальное штатное расписание. У каждого органа власти, учреждения, у любой структуры есть штатное расписание. К примеру, один сотрудник увольняется, на его место приходит новый. Система понимает, что этот человек уходит с такого-то числа, есть документ, ему нужно закрыть доступы. Нового человека нужно принять и в соответствии с его правами по штатному расписанию открыть доступы. Мы автоматизировали процесс назначения этих ролей. В системе есть разные подсказки, материалы по тем платформам, к которым у человека есть доступ, чтобы он легче усваивал новую информацию.

Второй проект — это система бонусов, экологических и других, его будем запускать в этом году совместно с единой картой жителя. И третий — медицинская система поддержки принятия врачебных решений, применяющая технологии искусственного интеллекта для обработки диагностических изображений (рентген, МРТ, КТ и пр.). Сейчас технологию в пилотном режиме используют медицинские организации, а со следующего года в рамках стратегии цифровой трансформации в области здравоохранения планируем уже запустить аналитическую систему в промышленную эксплуатацию.

Беседовал Алексей Архипов