Как будут меняться рынок труда, работа с данными, технологии и бюджеты в 2022 году

Последние три года были временем быстрой трансформации как в области цифровой экономики, так и в области цифрового государственного управления. Из них два года пришлись на пандемию, которая сделала процесс трансформации и перехода в цифровой мир настолько стремительным, что это превзошло все ожидания и прогнозы. Государство при этом не только «вписывается» в цифровую повестку, но и во многом задает «правила игры», показывая бизнесу, как нужно перестраивать работу.

Какие тренды цифровой трансформации госсектора проявят себя в 2022 году и в более далекой перспективе? Какие из них наиболее важные и знаковые для России и мира? 


Тренд 1. Переход от цифровой витрины к цифровому государству


Основной тренд, который будет характерен для всего мира в ближайшее время, — переход госуправления на новый уровень цифровизации. У Deloitte есть концепция, согласно которой цифровое развитие государства состоит из четырех этапов: beginning digital, doing digital, becoming digital, being digital. Сейчас Россия переходит со второго уровня «делать цифровое» (doing digital) на третий этап — «становиться цифровым» (becoming digital).

На стадии doing digital цифровые сервисы активно развиваются, это качественно повышает уровень удобства людей; граждане и бизнес получают цифровую витрину, на которой широко представлены госуслуги. Но организация процессов внутри государства за этой витриной не становится более технологичной. Чтобы это произошло, в числе прочего поможет внедрение концепции Digital-First: применение цифровых технологий везде, где возможно и целесообразно. Такой подход уже применяется в бизнесе для снижения издержек и повышения операционной эффективности. На стадии becoming digital еще нельзя говорить о сквозной и повсеместной цифровизации всех процессов, но во внутренней работе государства технологии начинают применяться активно, процессы пересматриваются, меняется и подход к работе с данными. 

«Становиться цифровым» — это в том числе про человекоцентричность. Интуитивно понятный дизайн цифровых сервисов, удобство пользователя, удовлетворение его потребностей и непрерывные процессы сбора обратной связи и улучшений — не только вовне, но и внутри. На этом этапе используются продвинутые технологии искусственного интеллекта и кибербезопасности, радикально улучшаются процессы, в том числе оказания услуг в электронном виде, на основе измененных государством операционных моделей.


Тренд 2. Приоритет — работе с данными


Министерства и ведомства начнут активнее обмениваться данными и между собой, и с бизнесом. Уже появляется госрегулирование, которое позволит это сделать безопасно, в том числе с учетом рисков, связанных с персональными данными. И главное — появляется возможность работать с данными в режиме реального времени. Анализ, моделирование и прогнозирование станут более точными за счет работы с актуальными данными.

Государство также стремится к реализации концепции Once only: физические и юридические лица должны передавать свои данные госорганам лишь один раз. Цифровые сервисы будут выстраивать такой обмен информацией между системами, чтобы повторного ввода одних и тех же сведений не требовалось. 

Хороший ориентир и для бизнеса. Банк или другая организация, клиентом которой вы являетесь и которая знает о вас, кажется, все, в очередной раз просит заполнить анкету с персональными данными — знакомая ситуация? Года через два, надеюсь, мы забудем об этой не самой удобной практике.


Тренд 3. От Big Data — к Small Data


Мода на Big Data постепенно проходит, а на Small Data — зарождается. Больших данных становится настолько много, что это оборачивается проблемой, как с точки зрения их хранения, так и в смысле быстроты и своевременности их обработки и анализа. Целые команды исследователей занимаются тем, что ставят задачи искусственному интеллекту или программе, чтобы осуществить обработку больших массивов данных и получить необходимую информацию. Пока эти сведения будут получены, исходная информация уже изменится, нужно будет снова ее актуализировать, чтобы потом заново обрабатывать. А для некоторых решений нет времени ждать долгой предварительной подготовки массива данных. В итоге принятие управленческих и иных решений запаздывает либо основывается на неактуальной информации.

В организациях начнут все чаще использовать небольшие массивы репрезентативных данных (Small Data), которые можно быстро обработать и сделать правильные выводы в режиме реального времени.

Это позволит сократить до минимума разрыв между получением актуальных данных и принятием решений на их основе. В идеале — стремиться к ситуации, когда система сигнализирует о какой-то проблеме, и управленческое решение принимается почти в тот же момент.


Тренд 4. Платформы будут разрабатываться под облачные технологии


Сейчас платформы зачастую строятся с привязкой к физической инфраструктуре. Когда их помещают в облако, скорость процессов снижается, возникают вопросы к безопасности.

Новой тенденцией будет изначальное проектирование платформ с учетом их использования из облачной инфраструктуры. Это позволит уже на этапе создания таких платформ учитывать все нюансы, чтобы сделать их работу быстрее и удобнее для пользователя. 


Тренд 5. Персонализация


Стриминговые сервисы и интернет-магазины рекомендуют нам фильмы и товары на основе анализа нашего предыдущего пользовательского опыта и цифрового портрета. К этому же будут стремиться и государственные цифровые сервисы. Они все чаще станут предлагать решения в зависимости от услуг, за которыми вы обращались ранее, и на основе других данных о вас.


Тренд 6. Омниканальность


Предоставление госуслуг должно выстраиваться таким образом, чтобы у человека была возможность получить их любым удобным и доступным для него способом: и по телефону, и на сайте, и в приложении, и в чат-боте, и очно в МФЦ. Не все люди обладают достаточной цифровой грамотностью, чтобы получить нужную услугу онлайн, кому-то сделать это не позволяет состояние здоровья или травма, не у всех дома есть интернет, а в кармане — смартфон. 

Интеграция разрозненных каналов коммуникации в единую систему с целью обеспечения бесшовной и непрерывной коммуникации с клиентом — в 2022 году и позднее это будет не только про бизнес и продажи, но и про цифровые госуслуги.




Тренд 7. Обеспечение безопасности


Данных у государства становится все больше, в том числе персональных, а их утечки вызывают большой общественный резонанс и влияют на доверие к государству и к самой идее цифровизации. Хакеры проявляют активность, для них найти уязвимость в государственном (да и в коммерческом) сервисе не всегда способ заработать, но и возможность показать свой профессионализм. Поэтому обеспечение безопасности останется в фокусе внимания, и для предотвращения инцидентов в команды госорганов будут привлекаться специалисты по информационной безопасности.

Тренд внутри этого тренда: для поиска уязвимостей начнут использовать искусственный интеллект. Он сможет предсказывать, где в системах безопасности есть слабые места, прогнозировать возможные сбои и проблемы, что позволит их устранять до появления инцидента.


Тренд 8. Гиперавтоматизация


Автоматизировать все, что можно, — тренд будущего не только в России, но и в мире. Пока все страны находятся только в начале этого большого пути. Причина в том, что автоматизировать массовые, рутинные, механические операции относительно легко, а выйти за пределы этого круга задач — достаточно проблематично. Судя по всему, сначала государства и компании планируют исчерпать все возможности для оптимизации процессов первого круга и только после этого — браться за следующее.

Дальнейшее развитие — это уже не просто автоматизация, а «умная» автоматизация, то есть не «еще больше роботов», а использование «умных» роботов. Это командная работа человека и технологий, такое сотрудничество естественного и искусственного интеллектов, когда оба участника «диалога» могут не только дать информацию, но и понять обратную связь от «собеседника», доработать процесс — и так несколько раз, до тех пор, пока результат не устроит инициаторов изменений.

Гиперавтоматизация предполагает применение не одной, а многих технологий последних лет, чтобы не упираться в ограничения какой-то одной технологии: RPA (robotic process automation), искусственного интеллекта, машинного обучения, интеллектуального программного обеспечения и процессного анализа. Цели понятны: еще более динамичное ускорение производительности труда, минимизация бюджетов и влияния человеческого фактора.

Гиперавтоматизация не просто точечное внедрение отдельных технологий, а стратегическая сквозная перестройка, предусматривающая непрерывность усилий, направленных на автоматизацию сквозных бизнес-процессов в масштабах всего предприятия.

В России к гиперавтоматизации пока переходят немногие, 2022 год станет началом этого сложного и небыстрого процесса. В бизнесе это в большей степени банки, главным образом — те, которые не без оснований называют себя ИТ-компаниями. А в госсекторе — налоговые органы, которые идут к автоматическому начислению налогов (без подачи отчетности). Сейчас ФНС хочет протестировать такой механизм на микробизнесе в четырех регионах страны, а в перспективе это могут распространить на всех. 


Тренд 9. Бюджеты на цифровизацию продолжат расти


Очевидно, что вложения в цифровую трансформацию — это не затраты, а инвестиции в повышение эффективности и снижение затрат. Бизнесу нужна отдача если не сегодня и сейчас, то по крайней мере — в обозримом будущем. Государство может позволить себе игру вдолгую — в этом и преимущество, и недостаток: с точки зрения скорости и иногда качества решений.

Есть проектный треугольник: «скорость — качество (содержание) — бюджет». Согласно этому подходу, для высоких темпов реализации и высокого уровня качества проекта нужен большой бюджет. И так как государство не может себе позволить снижения скорости или качества цифровой трансформации, госбюджеты на цифровые решения, цифровую экономику, кадры, работу с данными как минимум не сократятся, а скорее всего, — будут увеличиваться, в том числе с помощью государственно-частного партнерства.


Тренд 10. Принципы найма и формат работы на госслужбе изменятся


Дефицит квалифицированных специалистов в ближайшие годы сохранится, и далеко не факт, что проблема будет решена к 2030 году, как рассчитывает Правительство России. По ИТ-специальностям продолжают открываться новые программы в вузах, государство массово запускает программы повышения цифровой грамотности, повышения квалификации и переквалификации, появляются другие формы поддержки, в частности компенсация 50% стоимости переобучения ИТ-специальностям. Но подготовка кадров все равно не успевает за возрастающими потребностями рынка труда и скоростью его изменений.

Центр подготовки руководителей и команд цифровой трансформации также содействует подбору специалистов в подразделения ЦТ органов власти. Для этого в его структуре создан Кадровый центр. Он работает не только с работодателями, но и с соискателями. В итоге win-win: госорганы закрывают вакансии, соискатели получают более выгодное и престижное трудоустройство в госсекторе.

Бизнес продолжает быть серьезным конкурентом государства за команды цифровой трансформации и ИТ-специалистов. Коммерческий сектор остается более гибким в плане предоставления привлекательных условий для сотрудников. И дело не только в оплате и демократичных подходах к форме занятости (удаленка, гибкое начало рабочего дня, современные офисы и техника), но и в нематериальной мотивации. 

В госсекторе это понимают и уже обсуждают решения по изменению принципов найма ИТ-специалистов на госслужбу, их мотивации. Для этого, безусловно, потребуется изменение законодательной базы и поддержка этих решений Правительством.