Какие возможности открывает специалистам и организациям обращение к теме доступности

1. Люди с инвалидностью ощущают ограничения в тот момент, когда не могут воспользоваться сервисом


Мой интерес к доступности начался с того, что я посмотрел интервью незрячего тестировщика Анатолия Попко. Он рассказал и показал, как пользуется мобильным телефоном. Меня это вдохновило. Впечатлила мысль о том, что человек с инвалидностью не ощущает своих ограничений, пока не столкнется с ситуацией, где для него что-то недоступно. Например, когда он не может что-то сделать с помощью телефона — заказать продукты, вызвать такси, перевести деньги на счет, потому что разработчик приложения не адаптировал его для незрячих.


2. Есть целая область разработки, о существовании которой я не имел понятия


Я был разработчиком, который очень увлечен тем, как выглядит программа и насколько удобно ей пользоваться. Я был уверен, что могу сделать самый лучший интерфейс. И вдруг я узнал, что есть целая область, о которой я ничего не знаю. Я не представляю, как живут незрячие люди, как они пользуются телефонами. 

Оказывается, телефоном можно пользоваться совершенно другим образом, не опираясь на визуальную информацию, телефон может все озвучить, и управлять им тоже можно по-другому, не нажимая на конкретные кнопки на экране. Это меня заинтересовало, и я начал изучать, как писать приложение, чтобы оно было доступным для незрячего. Оказалось, что не надо создавать какое-то особое приложение, просто в существующей программе нужно разметить все кнопки.


3. Темой доступности сервисов можно увлечь коллег


Когда я начал погружаться в тему, выяснилось, что специалистов, которые адаптируют контент для незрячих и могут этому научить, в России единицы. Я не смог найти никого, кто мог бы научить меня, как проектировать приложение, доступное для незрячих. Не нашел я и книг или статей, где бы рассказывалось о том, как адаптировать целое приложение, какие ожидания у незрячих людей от приложения. Без этих знаний невозможно правильно спроектировать заказ пиццы или такси. При этом Apple, Google, Microsoft как производители операционных систем много вкладывают в доступность, создают инструменты для того, чтобы можно было адаптировать программы для незрячих, но мы, разработчики, ими не пользуемся просто потому, что не знаем. Я смотрел лекции Apple, но цельной картины у меня не сложилось, я все еще не понимал, как адаптировать свое приложение. Пришлось додумывать самому.

Найти поддержку у коллег оказалось несложно. Мы провели внутри компании встречу, пригласили гостей, я рассказал о доступности, и коллеги в целом загорелись идеей. В одном из наших конкурсов выиграл незрячий человек, Армен Хатаян, при адаптации приложений мы учли его замечания. После трех месяцев совместной работы у нас появилось понимание, что нужно делать с приложением. К тому времени мы уже писали статьи про собственную разработку и решение проблем доступности.


 Многие слышали про голосовой помощник VoiceOver, созданный для незрячих людей, но специалистов, которые знают, как это работает и что с ним делать, очень мало. В своей книге я рассказываю, как люди с разной инвалидностью пользуются приложениями, как проектировать для них, как адаптировать ваше приложение.


Я не ожидал, что стану автором обучающего курса по доступности. Когда я погрузился в эту тему, Валерия Курмак позвала меня на свой курс по доступности и попросила рассказать про мобильную разработку. Я несколько месяцев готовился, рисовал слайды, просто выгружал всю информацию, которая у меня есть. Вышло четыре часа лекций и более 500 слайдов. Я решил использовать этот материал для книги «Про доступность iOS», она выложена в открытом доступе.

Среди программистов есть люди с разными вкусами. Кому-то больше нравится работать с данными, а кому-то — с внешним видом программ, и мне кажется, что именно им тема доступности будет интересна, потому что она про людей, про взаимодействие человека и компьютера.

На это не требуется много времени и денег, но этому нужно научиться, и как раз обучение — самая сложная часть, потому что нужно поменять все свое знание про интерфейсы. Надо научиться пользоваться помощниками на телефоне, понять, как это применять к вашим программам, найти проблемы и исправить их. Выпуская книгу, я хотел решить именно проблему обучения, чтобы порог входа был ниже и появился бы пример, на который можно опереться.


4. Незрячие и слабовидящие люди — важная часть аудитории


У нас есть заказы от незрячих людей. В тот момент, когда мы только адаптировали приложение, у нас было около 5–7 заказов в неделю от незрячих людей, сейчас — около 20. Суммарно с мая прошлого года количество заказов у нас выросло вдвое. Мы довольно поздно начали собирать эти цифры. Скорее всего, незрячие клиенты были и раньше, на старте приложения, но они не могли сделать заказ, потому что на каком-то этапе сталкивались с неразрешимыми проблемами. Собирая эту статистику, мы опираемся на настройку в телефоне, которая говорит о том, что скринридер* запущен. Мы эти данные собираем анонимизированно, не знаем, какие это конкретно люди, но мы смотрим, что у них включен скринридер, и из этого делаем заключение, что, скорее всего, это незрячие.


Людей с проблемами зрения среди наших клиентов около 10%, мы заметили, что средние чеки у них больше.


Для всех людей, которые пользуются очками, мы дали возможность увеличивать размер текста в приложении. И увидели, что людей, которые увеличивают размер текста — около 8–10%, при этом средний чек у этой группы людей выше на 10%. Это статистика только по одной настройке, а ведь, по нашей статистике, 27% людей включают хотя бы одну настройку доступности. Это треть пользователей, огромная цифра.


5. Доступность — это возможность настроить компьютер под свои потребности


Довольно часто я вижу сайты, которые визуально перегружены: дизайнеры и программисты старались, выполняя работу, но потеряли какие-то параметры доступности. Самая частая проблема в том, что шрифт нельзя увеличить, нажав с клавиатуры Ctrl+ или через меню. Если взять наугад любой материал из интернета, то, скорее всего, все картинки и диаграммы не будут дополнительно подписаны. Для незрячих людей эта информация будет потеряна. Много проблем со структурой страниц, они недоступны для скринридеров. Думаю, если взять у незрячих людей интервью, у них будут претензии к каждому второму сайту.

 
6. Первый шаг — начать говорить о доступности


В современном мире, где огромное значение имеет информация, можно говорить о цифровой депривации, которую испытывают люди с ограничениями, — для них доступной информации существенно меньше. Если представить современного незрячего школьника, то откуда он может получить знания о современном мире, в котором сплошные гаджеты? Возникает дисбаланс между аудиторией IT-компаний и людьми, которые оказываются оторваны от цифрового мира. Мне кажется, имеет смысл говорить об ответственности IT-компаний. Самое главное — начать об этом говорить. По своему опыту я вижу, что люди хорошо откликаются, что коллеги поддерживают. Другое дело, что дальше эмоциональной поддержки зачастую дело не идет, но это уже проблема другого порядка. 

Когда я завожу разговор о доступности с кем-то из коллег, то часто слышу, что незрячих и людей с инвалидностью не так много, чтобы дополнительно о них заботиться. То есть разработчик просто не знает о проблеме доступности и, исходя из этого, делает вывод, включает внутри себя бизнесмена и сам решает, что доступность для бизнеса не важна. Разработчик должен быть как минимум в курсе проблемы и иметь базовое представление о том, как пользуются его сервисом разные люди.

*Скринридер (screen reader) — программа экранного доступа, считывающая все происходящее на экране пользователя и озвучивающая текст элементов навигации с помощью речевого синтезатора.